?

Log in

No account? Create an account
koinearabika
На месте современного Лидского сельского поселения Бокситогорского района, созданного 2 июня 1914 года путём объединения Подборовского и Заборского сельских поселений, в конце XIX – начале XX вв. существовала Верховско-Вольская волость. Она и соседняя с ней Соминская волость входили в состав Устюженского уезда Новгородской губернии.

Лидское сельское поселение занимает в бассейнах рек Лиди и Колпи территорию в 1501,45 квадратных километров, а территория Верховско-Вольской волости укладывалась в 171505 десятин, и была несколько меньше территории современного поселения.

Современное население Лидского сельского поселения насчитывает 2486 человек, проживающих в 37 населённых пунктах. В 1910 году население Верховско-Вольской волости составляло 4156 человек, располагавшихся в 101 населённом пункте. За последние 60-70 лет значительная часть населения переселилась в рабочие посёлки или покинула свой край, оставив заброшенными родные деревни.

Возникла Верховско-Вольская волость в результате проведения реформы освобождения крестьян от крепостной зависимости 1861 года. Ранее её территорию занимал Иванский Вольский погост, а происхождение названия местности Воля уходит в глубь веков к периоду существования независимого Новгородского феодального государства.

Население Верховско-Вольской волости в подавляющем большинстве было представлено русскими. В конце XIX века в районе современной станции Подборовье поселяются на выкупленных землях эстонские переселенцы. В посёлке Никольском в 1895 году проживали главы семейств Густав Меймат, Анс Меймат, Иоганн Скукет, Ин Аумбу, Осип Латц, Март Амур, Ян Амур, Юрий Лозал, Анс Аумбу, Ин Пока, Амес Энру, Иоганн Букс, Ян Букс, Густав Кукет и Ян Перс.

Православный мир русского населения был представлен несколькими приходами. В Вольском погосте близ села Поток в 1822 году была построена каменная церковь во имя Тихвинской иконы Божией Матери. В 1864 году причт возглавлял священник В.Д. Поташев, церковной земли имелось 36 десятин, на которых причт вёл своё хозяйство. В 1916 году, перед революционными событиями 1917 года, причт возглавлял священник А.В. Поташев.

В Скверском погосте на реке Лидь с 1861 года стояла деревянная Никольская церковь, сооружённая на средства помещицы Дарьи Покровской, основная часть имения которой находилась в Кирилловском уезде Новгородской губернии. Первоначально церковь по желанию помещицы была освящена во имя иконы Фёдоровской Божией Матери, а затем была переосвящена. В 1864 году в ней служил священник Ф.П. Инонин, в 1916 году – В.Н. Охонский. Земли, приписанные к церкви, составляли 35 десятин.

В Коробищенском приходе каменная церковь была построена в 1845 году. Возведению храма во многом способствовали дворяне Сумароковы и Колюбакины. В новой каменной церкви освятили, кроме главного престола во имя Успения Божией Матери, два боковых придела – в честь Чудотворца Николая и в честь Пророка Ильи.

В 1864 году причт Успенской церкви возглавлялся священником А.Г. Сперанским, в 1916 году священником был М.П. Образцов, часть дневников которого с наблюдениями процесса местной жизни хранится в Пикалёвском краеведческом музее. Церковный земельный фонд составлял 42 десятины. К данной церкви была приписана в 1884 году деревянная Богородицерождественская церковь деревни Лиственки постройки 1599-1720 гг., ранее числившаяся в Весском приходе. Её земельный фонд составлял 95 десятин в основном лесных угодий.

Повсеместно по всей Верховско-Вольской волости находились деревянные безалтарные храмы-часовни. В справочнике 1910 года отмечено 17 часовен. Имелись также заповедные священные места (древесные рощи и отдельные деревья, святые роднички, дорожные кресты и камни), память о которых в наше время исчезает.

Основными занятиями местных жителей было земледелие и всё увеличивающиеся лесозаготовки, которые возросли в крае в несколько раз за время существования Верховско-Вольской волости. На её территории находились государственные Коробищенская и Серебряницкая лесные дачи. Контролировались они лесничими и лесниками.

Лесные делянки выставлялись на продажу лесопромышленникам на выруб деревьев. За пять лет с 1884 по 1889 год в Коробищенской лесной даче было продано 60 857 деревьев на сумму 43 800 рублей, в Серебряницкой лесной даче за данный период было вырублено 9 111 деревьев на сумму 3 863 рубля при средней цене 42 копейки за дерево. Вырубке подвергались деревья в возрасте не менее 60 лет.

Много лесных угодий принадлежало местным помещикам, которые распоряжались ими по своему усмотрению, оговорённому контрактами с лесопромышленниками. Оборот рубки в 60 лет в частных лесах не соблюдался.

Количество заготавливаемой древесины резко увеличилось с вступлением в строй в 1906 году железной дороги, пересекающей территорию волости. Сплав леса по реке Лиди и Колпи сократился, лес в основном вывозили к станциям Подборовье и Заборье. Здесь же возник целый ряд лесообрабатывающих предприятий, от примитивной лесопилки с 3-5 рабочими до крупных предприятий с десятками рабочих.

Так при станции Заборье находился лесопильный завод владельцев Д.Ф. и А.М. Андро с числом работающих – 25 человек. На лесопильном заводе, арендуемом И.А. Бронштейном, расположенным в имении Гришкино на реке Лидь, в 1 версте от станции Заборье, также трудились 25 рабочих, выпускающих продукцию (доски) на 20 000 руб. в год.

В 1913 году список лесопильных заводов Верховско-Вольской волости пополнился лесопильным заводом К.Д. Озолина, расположенном у деревни Иудино, и лесопильным заводом Э.Х. Кратынь при усадьбе Подборовье. Земство при введении налогообложения оценило их стоимость соответственно в 13 763 руб. и 10 620 руб.

Некоторые заводы работали нестабильно. С началом Первой мировой войны был закрыт лесопильный завод Фроловского и Егермана, расположенный на реке Лидь в имении Воздвиженское (Китово).

Обширные лесные угодья обеспечивали население не только грибами и ягодами. Широко практиковались занятия охотой и рыбной ловлей, а также другими лесными промыслами, но продукты их производств не находили сбыта за пределами волости, а использовались в крестьянских хозяйствах в виде различных бочек, кадушек, веников, мочалок, верёвок, колёс, саней, телег, сох, смолы, дёгтя и прочих нужных вещей.

Земледелие и разведение скота, как и в прошлые века, оставалось главным занятием жителей волости. Земельный вопрос в волости остро не стоял. Продажа и аренда пашенных земель и сенокосных угодий была довольно редким явлением в отличие от продажи лесных угодий.

После реформы отмены крепостного права 1861 года помещичье усадебное хозяйство рухнуло в течение трёх десятков лет. Они не смогли преобразоваться в частные хозяйства, работающие на найме рабочей силы.

Некоторые усадьбы были проданы, как, например, усадьба Воздвиженская (Китово), располагавшаяся на реке Лидь. Дворянка Анна Максимовна Ушакова продала её мещанину А.В. Богомолову. Последний ликвидировал всё хозяйство усадьбы, а пашню и сенные покосы сдал крестьянам в аренду.

В начале XX века усадьбу выкупили Фроловский и Егерман, которые построили в ней лесопильный завод. Почти такая же судьба постигла усадьбу Платаново, в дореформенный период принадлежащую дворянину Аристарху Ушакову, впоследствии выкупленную мещанином В.А. Барчем.

Из относительно крупных частных хозяйств выделялось хозяйство Дмитрия Викторовича Колюбакина в усадьбе Березка, расположенной на реке Колпь близ д. Ольеши. Под пашню было занято 49 десятин, покос занимал 63 десятины, в хозяйстве имелись веялка, молотилка, соломорезка, пароконные плуги и железные бороны, содержались 3 рабочих лошади, а также 15 коров, 6 нетелей, 5 телят, 2 свиньи по состоянию на 1896 год.

В то же время часть лесных покосов и пашни в лядинах, примыкающих к Березке, сдавалась крестьянам из третьего снопа и каждой второй копны сена. Лесные делянки из общего массива лесных угодий в 3 396 десятин сдавались на выруб лесопромышленникам. Хозяйством занимался управляющий, владелец усадьбы В.Д. Колюбакин проживал в Устюжне, где имел двухэтажный каменный дом, а затем в Череповце.

Дворянство волости после проведения реформы 1861 года быстро проело выкупные платежи за землю, переданную бывшим крепостным крестьянам, и уже к концу XIX века начало терять оставленные за ними усадебные земли и лесные угодья. В среде крестьянского сословия, получившего свободу от крепостного состояния, также происходили существенные изменения. Одни стремительно беднели, другие обогащались и стали приобретателями новых земельных угодий, подобно крестьянину из села Коробище Тулину, скупившему к 1897 году участки земли на сумму в 1 000 рублей.

Земская реформа 1864 года не сразу начала давать быстрые положительные результаты. Влияние земства на повседневную жизнь населения волости происходило постепенно. Открывались школа за школой, к 1908 году в Верховско-Вольской волости работали 7 начальных школ (Вольская земская в д. Поток, Никольская земская, Стехновская земская, Коробищенская земская, Плутновская церковно-приходская, Скверская церковно-приходская и Лиственно-Серебрянская церковно-приходская). На строительство здания для земской Коробищенской школы Д.В. Колюбакин выделил 300 рублей и лес из своих угодий.

Медицинскую помощь население волости получало в Соминской земской больнице и Коробищенском медпункте, в котором в 1912 году было выписано 1377 рецептов на общую сумму 56 руб. 74 коп., т.е. по 4 руб. 12 коп. в среднем на один рецепт. Значительную часть лекарств население получало бесплатно. В 1913 году Коробищенский медпункт был переведён в село Поток (первоначально в д. Гришкино). Почти сразу для удобства населения устюженское земство постановило открыть новый медпункт в селе Коробище.

Несмотря на монархический образ управления Россией в начале XX века, особенно после революционного движения 1905 года, постепенно земством в российскую глухомань внедряются различные общественные самоуправляемые организации. В 1906 году на ст. Заборье была создана вольно-пожарная дружина во главе с Леонидом Васильевичем Андроновым. В 1907 году было открыто Вольское волостное потребительское общество под председательством Д.Н. Соловьева, которое открыло свой магазин с целью сбить завышенные цены у местных торговцев. Подобное Скверское потребительское общество было открыто в 1913 году.

С целью оказания помощи крестьянам и организации проката сельскохозяйственных орудий в 1908 году в селе Поток было создано Вольское сельскохозяйственное общество. Им руководили И.Ф. Белов, Е.Н. Соловьев и священник Алексей Поташев. Тогда же было открыто Вольское кредитное товарищество, выдававшее небольшие ссуды окрестным крестьянам. Руководителями данного товарищества были И.Ф. Белов, Н.И. Кокшев, Д.А. Лебедев. Дворянка Мария Петровна Унковская в 1910 году учредила Вольское общество пособия бедным.

В годы Первой мировой войны по Северной железной дороге через станции Подборовье и Заборье следовал постепенно увеличивающийся поток беженцев. Мещанином Василием Барчем на станции Заборье был создан комитет по оказанию помощи беженцам. Помощь требовалась и самим жителям волости, так как своего хлеба в крестьянских хозяйствах не хватало. Земство закупало хлеб в Сибири и Поволжье, а затем продавало его по низким ценам в волости. Данная работа была возложена на волостного старшину Василия Помпеева и на сельских старост.

В этот же период в волость пришли первые извещения о раненых, убитых и пропавших без вести на фронтах империалистической войны земляках. Среди них были Павел Тимофеевич Ксенофонтов из деревни Максимово, убитый в бою 10 сентября 1915 года в окрестностях города Вилейка, Александр Степанович Зайцев из деревни Перегороды, пропавший без вести 25 мая 1915 года, Александр Владимирович Бобров из деревни Максимово, также пропавший без вести 9 сентября 1915 года и другие. Затем во время войны грянула революция, круто изменившая судьбы населения Верховско-Вольской волости и приведшая к исчезновению впоследствии волости как таковой.

(краевед Л.А. Старовойтов)
 
 
koinearabika
Мы должны помнить, что сознание питается идеями и растёт на них,и если воспринятые и выношенные сознанием идеи ложны или разрушительны, то человек фактически «принимает ядовитую пищу», которая в конечном счёте подорвёт духовный план его существования. Это как если бы кто-нибудь всё время питался отбросами: конечным результатом было бы разрушение его физического тела.
( Джордж Витулкас )

https://homeopatia-nsk.ru/images/pdf/%D0%9D%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F%20%D0%BC%D0%BE%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D1%8C%20%D0%B7%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D1%8C%D1%8F%20%D0%B8%20%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B7%D0%BD%D0%B8.pdf
 
 
koinearabika
26 February 2017 @ 07:41 pm
Истинно следовать нужно лишь данному Завету с Богом (который как внутреннее долженствование звучит камертоном из наших глубин)...вплоть до смерти.
Ведь кто изгоняет нас - тот предуготовляет нас к символической (а иной раз и к физической) смерти, т.к. изгнание знаменует конец прежнему порядку и смерть: для нашего ЭГО, нашего статуса, прежнего образа и условий жизни...смерть для всего, что временно...
Но жив Бог в нас, жив Завет - и мы с полнейшим доверием к Нему и миром в душе до самой смерти - идем к Отцу. И никто из внешних нам в этом не судья, только Один Бог нам всем и во всем Судия. Слава Ему во веки веков! Аминь.
 
 
 
koinearabika
24 September 2016 @ 03:12 pm
Люди сегодняшнего дня верят в машины, в материальный достаток, в важность всего, что вокруг, что под силу объять разумом. Это жалкая вера жалкого человека. Христианин же верит в Бога и в мир иной, а то, что вокруг, ему маловажно. Бренный мир прейдет, его сменит иной, преображенный. Вот вера, достойная настоящего человека.

Иеромонах Серафим (Роуз)
 
 
 
koinearabika
Иногда люди находят нечто "правильное", подсаживаются на него, выполняют все инструкции, - и при этом перестают быть живыми, спонтанными, теплыми! Пока они были "неправильными" - можно было согреться рядом. Стали правильными: правильную методику, правильное питание или правильную религию нашли, - и все, тепло ушло, мир разделился на "правильных" и "неправильных".

Когда внутри возникают критерии оценки, если человек этим фильтром начинает смотреть на окружающих, - тепла нет однозначно. Он, возможно, может быть "терпим" к неправильным, но рядом все равно неуютно. Если тепла нет, то и человека нет, а методики-религии-практики только засушивают людей или создают чувство вины. Нашедшие "правильное" засушивают живых и теплых! Последние купились на то, что им помогут тоже стать правильными! И тогда они, некогда живые и теплые, став правильными, засушивают следующих...

Если спонтанности, естественности, эмоциональной сопричастности, даже некоторой неточности (все живое неидеально!) в словах человека (транслирующем те или иные истины) нет, - методика, сама по себе мертва, "буква убивает..." А если человек проявился, зажил - то в пошаговом следовании инструкции уже нет необходимости. Просто идешь по доверию за другим, души синхронизируются и ты уже (внезапно) осознаешь, что ты знаешь и чувствуешь как он, и при этом (еще в большей мере) остаешься собой.

Человек, проявленный и живой человек - самый весомый аргумент в любой полемике: "мне не так важно, что ты транслируешь (или проповедуешь), мне хочется быть таким же счастливым, любящим и цельным, как ты!"

Так что - вернуться во внутреннее тепло из правильных (никто их не оспаривает, пусть себе будут!) истин, проявиться во всей своей человечности, в предельной честности - единственный и самый естественный путь в то, чтобы быть успешным преподавателем, учителем, тренером.

иг. Евмений
 
 
koinearabika
Герой проекта «Один в прошлом» 8 месяцев прожил на территории реконструированного хутора по всем правилам и канонам Х века.

 
 
koinearabika
Оригинал взят у priest_ruabko в Как правильно прощать и просить прощение. Краткое руководство.
         Если грех - это огонь, то прощение - это огнетушитель. Эта статья не нравоучительное предложение и увещевание кота Леопольда о дружбе. Нет, я хочу поговорить о внутренней сути прощения.
Read more...Collapse )

 
 
 
koinearabika
08 November 2015 @ 07:33 pm
Из бездны Вечности, из глубины Творенья
На жгучие твои запросы и сомненья
Ты, смертный, требуешь ответа в тот же миг,
И плачешь, и клянешь ты Небо в озлобленье,
Что не ответствует на твой душевный крик...
А Небо на тебя с улыбкою взирает,
Как на капризного ребенка смотрит мать.
С улыбкой - потому, что всe, все тайны знает,
И знает, что тебе еще их рано знать!

Аполлон Майков